< /Yandex.Metrika counter>
Добавил PENSIONEER, 20.04.17 Просмотров:27
Молчание / Silence (2016)  

Молчание / Silence (2016)
  • Описание
  • Рецензии
  • Актеры
  • Кадры
  • Постеры
  • HDGO
  • MoonWalk
  • В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие.
  • Tshhh…
    *******************************************************
    Можно было бы начать с небольшой вводной о самом фильме, но так как фильм полон пыток, мучений, мученичества и заполнен вопросами к зрителю (и совсем не обязательно зрителю-христианину), я сам бы хотел начать с пыток и вопросов. Доколе приличное кино будет вытесняться 'качественным'? Зачем выпускать фильм с субтитрами, если в фильме около 80% английской речи? Родриго Прието был номинирован заочно? Ну а пытали, конечно же, мои глаза. Не знаю, что там произошло со Скорсезе со времён 'Волка', однако через несколько лет он снимает свою... исповедь? Скорсезе католик, был он им или до сих пор верует с той же силой или по-другому - неясно, однако явно видно, что идеи фильма он прочувствовал не только через страницы книги. От сцены к сцене Мартин нагружает зрителя вопросами религии и философии, сценами пыток и отчаяния, видно, что фильм зрелый и по-настоящему для режиссёра особенный, личный. Сцены безмолвно идут одна за другой, нет никаких музыкальных мотивов, вокруг героев угнетающая тишина, прерываемая португальским, японским и изредка латынью. Места дикие, места где человек поглощён природой, где сама природа - часть его культуры, часть него самого. Может это и есть, на самом деле желанный 'параисо', место единения с самим собой? Ведь Япония - не Рим, не западная Европа, не Византия, не Русь, а место людей других людей, бедных, нищих и оборванных, трудящихся изо дня в день без перспектив, какое тут христианство? Или всё же то место? Туманное и загадочное место... но здесь же Солнце встаёт раньше, оно единственный светоч... Или это Солнце - Бог? Может японцам не нужна любовь Христа, не нужны чужие страдания и мученичество, а нужна вера, что дальше, в темноте, будет свет и радость Рая, нужна надежда в светлое будущее, можно ли их осуждать за рационализм, выращенный в ядовитом болоте? Ведь легко молиться за добрых, честных, красивых, сложно за сирых и убогих, Бог любит всех, так почему заблудшие японцы, поверхностные в своей вере, стоящие на грани отступничества, должны быть осуждены? Простит ли Бог им возможное отступничество, даже ложное? И такой уж герой и великомученик всякий страдающий христианин-японец, достоин ли почитания Родригес? Вспоминая Бога, лик его Сына, Гефсиманский сад, он ставит себя на места Христа, хочет умереть как святой, но прав ли он? Не говорит ли в нём Гордыня, Superbia, величайший грех в католичестве. Не является ли стремление к самопожертвованию Родригеса эгоизмом? Достоин ли он большего почитания, чем Гарупе, честный в своей вере и готовый на решение, осуждающий невежество и сомнительную веру? Достоин ли порицания Феррейра, принявший чужой менталитет и культуру, увидевший инородность христианства и его неискренность в исповедании? Заслуживает ли отвращения и ненависти инквизитор Иноуэ, видящий в христианстве угрозу и вред не только для власти, но и для людей, так же понимающий, что христианство - дерево не для японской почвы? Достоин ли почитания Бог, который молчит? Молятся ли люди пустоте? И даже если в ней что-то есть, заслуживает ли такая безучастная и безразличная сущность страданий и смерти за неё? Картина поднимает один вопрос за другим, используя многозначные монологи падре Родригеса, сильные диалоги, полностью раскрывающиеся во всей своей сценарной силе во второй половине ленты. Сквозь эту тяжесть зрителя проводят с помощью восхитительной кинематографии за авторством Родриго Прието, мастерски погружающей смотрящего в атмосферу туманной и гористой страны восходящего Солнца. Проводят вместе с замечательной актёрской игрой всего каста: от Эндрю Гарфилда (номинацию которому я отдал скорее бы за эту роль, чем за роль у Гибсона) и Лиама Нисона (небольшая роль которого образцово-показательная) до Иссеи Огаты, которому 'академики', будь они не ладны, дали бы номинацию за лучшую роль второго плана. 'Silence' - кино неоднозначное. И не в том плане, что его составные части в чём-то плохи или хороши, а в том, что ответы на многочисленные вопросы картины, зритель будет искать сам. Но ответ на вопрос: 'Стоит ли Silence хороших оценок и тридцати лет разработки?', я нашёл.
    *******************************************************
    Последнее искушение Острова Проклятых
    *******************************************************
    Новая лента Мартина Скорсезе «Молчание» с учетом фильмографии голливудского классика можно образно назвать «Последнее искушение Острова проклятых». Фильм получился весьма цельным и очень увлекательным и в этом заслуга на только режиссера, но и литературной основы фильмы – великолепного одноименного романа японского писателя Эндо Сюсоко. Роман написан так легко и в тоже время интересно, что его невозможно было испортить, подтверждение тому японская экранизация 1971 г., которую и сейчас смотреть одно удовольствие, более того если фильм Скорсезе Вам понравится, то японская лента обязательна к просмотру потому что взгляд на концовку у авторов совершенно разный, у писателя она остается загадка, а у киношников она разнится в зависимости от их убеждений и отношений к событиям, описанным в романе. Роман посвящен христианизация Японии - одной из самых драматических страниц в истории страны. Началом этого процесса считается 1549 год, когда в Японии прозвучала первая проповедь: ее произнес в Кагосиме иезуит Франциск Ксавье, глава португальской миссии, прибывшей в Страну восходящего солнца для насаждения в ней христианства. Местные феодалы из прибрежных княжеств, понявшие выгоды заморской торговли, не только сами со рвением исповедовали новую веру, но и принуждали креститься свою самурайскую дружину и крестьян. Дело пошло споро, и вскоре почти все население острова Кюсю обратилось в христианство. Учение Христа распространилось и на главный остров - Хонсю, проникая во все слои общества. Влияние миссионеров на жизнь страны было огромным. Спустя столетие, власти запретили, а затем и искоренили христианство, пройдя путь от восторженного преклонения до жесточайших гонений. Если вначале правители Японии даже выражали намерение обратить в христианскую веру все население страны, то впоследствии специально созданная секта пропускала через «врата очищения» всех подозреваемых в принадлежности к чужеземной религии, заставляя людей попирать ногами распятие или особые таблички с образом Христа и Девы Марии так называемые фуми-э. Тех, кто упорствовал, сжигали на костре, распинали, подвергали мучительным пыткам. Причины столь резкой перемены в отношении к христианству заключались в том, что иноземное присутствие и влияние в стране стало чрезмерным. Предприимчивость святых отцов, не знавшая предела, вела к фактической колонизации Японии. Однако правительство не желало подобной участи для своей страны. Ничто, даже немалые выгоды, которые сулила зародившаяся международная торговля, не поколебало решимости правительства «закрыть» страну, чтобы уберечь ее от христианской заразы. Островное положение Японии способствовало успеху политики самоизоляции. Искоренение христианства в Японии, происходившее жестоко и последовательно, стало одним из самых трагических эпизодов во всей многовековой истории этого вероучения. Гонители японских христиан не столько стремились наказать верующих, сколько вырвать у них отречение. Дело в том, что обычная казнь - обезглавливание, сожжение на костре, распятие на кресте - лишь приумножала славу мучеников, которые шли на смерть, как на праздник, распевая религиозные гимны, сопровождаемые людскими толпами. Чтобы вынудить еретиков к раскаянию, изобретались все новые и новые изощренные и мучительные истязания. Например, при сожжении дрова раскладывались на некотором отдалении от жертв, так, что страдальцы как бы поджаривались на медленном огне. Существовали и другие страшные пытки - «водяной крест», «яма»... Именно в такой исторической обстановке происходят события ленты «Молчание». Двое миссионерских монахов-иезуитов Родригес и Гарпиэ высаживаются на берегах Японии, чтобы найти давно пропавшего отца Ферейра, который якобы отрекся от веры, и продолжить дело проповедования Слова Христа. Главный герой монах Родригез пример типичного португальского католика, кротко одержимого верой, он убежден, что Японии нужно Христианство, поскольку оно одно несет истину. Как и другие миссионеры, он не хочет ничего знать про саму Японию, про ее религию, ее нравы. Он так одержим своей миссией, что не замечает того что обращенные им христиане не понимают сути его учения, они думают, что рай их ждет после крещения, им важна не сама вера, а ее символы: крестики из соломы и бусинки с четок. Один из инквизиторов так и скажет Родригесу, что он такой же как его предшественники, которые не выносили японской пиши, не понимали языка, но считали, что Японии жизненно необходимо христианство. Но Родригес одержим своей миссией, он отождествляет себя с Христом, который пришел спасти Японию, Скорсезе даже внешне сделал его похожим на образ Христа, а одной их сцен Родригез в своем отражении увидит образ Спасителя. И действительно, пусть Родригеса по Японии полон аллюзий на Евангелие. У него будут и свои апостолы, и свои проповеди, и свой Иуда, свой терновый венец, свой Понтий Пилат, и даже свой путь на Голгофу. И в качестве Голгофы выступает сама Япония, Родригес понимает, что он противостоит не конкретным инквизиторам, которые требуют от него вероотступничества, а самой Японии, которая не хочет христианства. Главный инквизитор, беседуя с Родригесом говорит, что «Не гонения и казни уничтожили христианство. Оно умерло, потому что не может здесь выжить...» Для иллюстрации этой мысли, один из персонажей находит впечатляющий образ: Япония - трясина, в ней не могут укорениться «саженцы» христианства. И вот возникает основные загадки фильма, сохранит ли миссионер свою веру, не отречется ли он от своих идеалов и убеждений? Может ли во имя веры принесена в жертву сама вера? Что важнее, когда ты попадаешь в страну, где все против твоей веры сохранить веру в себе любыми способами или продолжить свою миссию, зная, что она обречена? Об этом и фильм, и роман, эмоциональный фон у картины потрясающий, Скорсезе разговаривает со зрителем, он сеет все эти вопросы в сознание. Фильм очень хорошо для беседы с самим с собой, ведь любой поставит себя на место Родригеса.
    *******************************************************
    Оскар 2017 марафон. Фильм №20: «Lord, I fought against your silence. – I suffered beside you. I was never silent» ©
    *******************************************************
    Самым большим моим вопросом перед просмотром было то, почему этот фильм не попал ни в одну из главных номинаций. Ведь Скорсезе же, Нисон да любимый Гарфилд, который сейчас на пике популярности. Однако после просмотра этот вопрос отпадает сам собой. Дело в том, что тема крайне дискуссионная и очень немодная в наше время. Да и католики, коих в США немало, могут не на шутку обозлиться и выразить протест из серии 'OskarsSoBuddhistic'. Короче, сразу видно, что Скорсезе старался не для наград и прочих поощрений. И ведь он может себе это позволить. Имя его скоро станет нарицательным, если уже не стало, поэтому и снимать он может, о чём угодно. Честно говоря, мне очень тяжело анализировать фильмы о религии и вере. Кстати, религия и вера – кардинально противоположные вещи. Религия была инструментом власти в те времена, причём мощнейшим инструментом. Японцы это прекрасно понимали. Понимали точно так же, как и крестоносцы. Поэтому и такое жёсткое пресечение инакомыслия. Это сейчас дико смотреть на массовые убийства народа, а тогда это было нормой. В целом, вопрос религии никогда не был мне интересен, понятен, но неинтересен. Другое же дело – вера. Иногда бывают в жизни моменты, когда кричишь внутри: «Услышь мои молитвы, прошу тебя, помоги». Думаю, у всех бывали. Но в ответ тишина. Значит ли это, что стоит перестать верить? Вот это огромный вопрос. Некоторые после трагедий теряют веру, начинают ненавидеть Бога, обижаются и закрывают своё сердце. Кто-то же в этой тишине обретает силы встать и идти дальше. У падре Родригеса был свой тяжёлый путь, за которым мы собственно и наблюдали. Самые большие испытания даются тем, кто способен их выдержать. Вышедший из лона своей церкви, имевшей в его стране много приверженцев, он был не готов столкнуться с полным неприятием того, что было для него свято. Он искренне верил, но какой была его вера? Он думал, что она сильна. Но в чём она заключалась? Моё мнение – он мыслил очень узко, он мыслил так, как его научили наставники. И он в этом не виноват. Да и вряд ли в те времена кто-то мог мыслить шире, к этому, видимо, можно было прийти только через страдания. А по сути всё так легко. Неужели Иисус хотел бы стать причиной хоть одной смерти? «Come ahead on me. That's alright. Step on me. I understand you pain. I was born in this world to share man's pain. I carried this cross for your pain. Your life is with me now. Step» © Вот это и надо было понять. Понять, что вера не зависит ни от внешних атрибутов, ни от ритуалов, она – глубоко внутри. И если ты веришь, никакие испытания на прочность не могут её убить в тебе. Эндрю Гарфилд сыграл свою вторую знаковую роль в этом году. Это реально новый уровень. После «По соображениям совести» я думала, что на сегодняшний день его лучшая роль – там. А теперь думаю, что здесь. Здесь главным было не переиграть, не сфальшивить, ведь чистые помыслы и чистую душу не так легко отобразить. А яркие и эмоциональные моменты… надеюсь, он потом прошёл какую-то реабилитацию, потому что так и сойти с ума недолго. Лиама Нисона очень ждала, хотелось бы больше его. Но персонаж вышел отличным. Бывший падре Феррейра предстал перед нами вымученным опытом и постигшим через это широту взгляда. И да, очень зацепил персонаж Кубодзука Ёске. Его Кичиджиро при всём своём превратном понимании веры в итоге очень помог Родригесу в осознании. Он был слабым, но эта слабость в итоге помогла обрести силу, поэтому я бы не воспринимала его однозначно. Думаю, это и невозможно. Ну, а Ёске шикарно исполнил свою роль – чего стоят его бегающие глаза или виноватый вид. Назову ли я лучшей эту вещь у Скорсезе? Я просто не буду сравнивать. Однозначно она другая и не похожа на то, что он творил до этого. Технически исполнено блестяще, операторская работа не зря в номинантах, и я бы дала больше номинаций хотя бы по технической части, но «оскаровцы» любят так – или всё отдать и признать, или по полной прокатить, что и произошло здесь. Самая главная ценность фильма для меня в том, что после него приходит много мыслей, хочется разобраться, возникают вопросы, на которые пока нет ответа. Но с другой стороны, Скорсезе – всё-таки народный режиссёр, он делает фильмы максимально прозрачными и близкими для зрителя. А не так, что после фильма с какого-нибудь кинофестиваля сидишь и думаешь, а что же до нас хотели донести и хотели ли вообще.
  • Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон, Таданобу Асано, Киран Хайндс, Иссэй Огата, Синья Цукамото, Ёси Оида, Ёсукэ Кубодзука, Каору Эндо
Если Вы обнаружили фильм в плохом качестве, пожалуйста оставьте комментарий, или напишите администратору и мы, постараемся поменять качество!

Рекомендуем к просмотру:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: